Соболев Николай Григорьевич - советский военный летчик-истребитель в Испании - Красные соколы: советские асы 1914-1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Соболев Николай Григорьевич

Соболев Николай Григорьевич

Николай Соболев родился в 1912 году в станице Николаевской в Северной Осетии. Рано остался сиротой, воспитывался в детском доме города Орджоникидзе. Там же окончил школу фабрично-заводского ученичества. Работал столяром и слесарем на паровозоремонтном заводе им. Ленина в Ростове-на-Дону. В 1933 году окончил Ростовский аэроклуб, учился в школе лётчиков Осоавиахима, а в 1932 - 1935 годах уже в Качинской школе военных пилотов, Николай Соболев стал лётчиком-истребителем.

В звании лейтенанта служил лётчиком в составе 35-й истребительной авиационной эскадрильи 56-й истребительной авиационной бригады Киевского военного округа.

Участник национально-революционной войны испанского народа с 31 мая 1937 года по 28 января 1938 года. Служил в 1-й истребительной эскадрилье, был пилотом, а затем командиром звена И-15. За 150 боевых вылетов и 6 сбитых самолётов врага удостоен двух орденов Красного Знамени (03.11.1937 и 02.03.1938), медалью "XX лет РККА" (23.02.1938), получил звание капитана.

""В середине мая 1937 года я был лётчиком Житомирской авиабригады, старшиной. После очередного тренировочного вылета на И-16, ко мне и моим товарищам подбежал посыльный и вызвал к комбригу. Мы сразу догадались, зачем. У комбрига собралось 9 человек. Никаких заявлений не писали. Комбриг был краток:

- Все вы летаете и стреляете отлично. Идите к гаражу, там стоит автобус. Начфин выдаст деньги, и поедете в Москву.

До Киева доехали на автобусе, потом - на поезде в столицу. Буквально в этот же день нас приняла комиссия во главе с Алкснисом. Каждого вызывали отдельно, поодиночке. Выходит оттуда один командир звена.

- Не приняли, не взяли, - говорит.

- Почему?

- Налёт маловат на И-16.

А мы удивились: если у него - маленький налёт, то уж у нас-то, зелёных!?

Я зашёл вторым или третьим.

Спрашивают меня:

- Сколько имеете налёта на И-16?

Я брякнул уверенно:

- 110 часов! (А у самого и десятой части не было.)

Некоторые члены комиссии откровенно заулыбались:

- А стреляете как?

- На "отлично" по контуру стреляю.

- А сколько пуль попадает?

- 10 - 12 в конусе.

- Маловато, наверное, а?

- Это - на "отлично"! Вообще положено 6 - 7 попаданий, - обижаюсь я.

- Ну, хорошо. А зачем вызвали Вас, знаете?

- Предполагаю, а точно не знаю. (Мы знали, что одного в комиссии оставили за то, что ответил "знаю", да давай у него расспрашивать, что да как. Это всё секретом тогда считалось.)

- Ну, а куда Вы думаете?

- А куда пошлют, туда и готов ехать!

- В Испанию тебя хотим послать, хочешь?

- Конечно, хочу!

- Ну, удовлетворим твою просьбу.

Вышел из кабинета с чувством: "Вот повезло"...

Добирались через Францию - пароходом в порт Гавр, потом в Париж, на международную выставку, как ударники сельского хозяйства с соответствующими легендами (сами составляли биографии: на каком заводе, в каком городе и так далее). Фамилии дали всем новые. Мне, например, - Свирченко, а имя-отчество - прежние.

Экипировку гражданскую выдавали в каком-то многокомнатном подвале. В одной комнате - костюмы, в другой - пальто или плащи, в третьей - галстуки, в четвёртой - шляпу или кепку. Потом - чемоданы. Переодевшись, не узнали себя в зеркале. Поселили в Москве в гостинице. Выпускали только за папиросами. Инструктаж такой: родную маму не должен узнавать. Со мной жили наши лётчики, житомирские, Антонов и Мастеров, а потом - ещё комэска Полянский.

Вскоре перевезли в Ленинград. Перед погрузкой в теплоход "Дзержинский" приехал Алкснис, выдал всем по 350 долларов суточных. Всего на этом пароходе было 57 лётчиков. Из Гавра на автобусах отвезли в Париж, предварительно наш посол отнял и выбросил наши кепки - такие во Франции никто не носил. Жили мы в Париже дней десять. Обедали в недорогих ресторанчиках, ходили на выставку. Если же доллары перевести в тогдашние франки, получалось 11 - 12 тысяч. Легковую машину можно купить... Чтобы не заблудиться, у нас была специальная карточка на французском - таксисту показать. Пару раз на белоэмигрантов наталкивались - ругались. Наконец, пришли за нами. Отобрали советские, дали испанские паспорта, в две машины - и в парк на берегу Сены. Оттуда нас, гуляющих, специальный человек по двое в аэропорт отвёз.

После долгого ожидания в кафе ещё один конспиратор провёл нас в ангар через заднюю комнату. Говорит: "Там полицейский ходит - не бойтесь, мы ему денег дали". Стоящий на входе полисмен увидел нас и отвернулся. В ангаре - самолёт, испанские пилоты - "камарада, камарада"... Самолёт - типа "Дугласа", двухмоторный. Трактором его вытащили на старт и - вперёд! Дозаправились в Барселоне и вылетели в Валенсию, а там - в автомобиль и на юг.

Привезли на виллу - в саду лимоны, апельсины на земле лежат - как у нас яблоки. Я набрал - думал, к завтраку пригодятся. Принёс, а там стол ломится от "витаминов". Правда, еда непривычная: на столе - вино, как у нас соль и горчица.

Поначалу мы прикрывали от бомбёжек порт Картахену и облётывали собранные И-16, которые привозили в ящиках на пароходах. Потом на испанском пассажирском самолёте меня, Мастерова, Антонова, Федорова перевезли в Мадрид. По дороге испанские пилоты заблудились и мы, опасаясь, что они ненароком отвезут нас к Франко, помогли им сориентироваться по карте.

На месте нас огорошили - сказали, что И-16 не хватает; если хотите летать - давайте на И-15 в эскадрилью Ерёменко. Мы огорчились. Самолёт незнакомый и вообще...

Еременко спрашивает:

- Вы И-5 знаете?

- Знаем.

- Ну, это то же самое, только ещё лучше. Садитесь в самолёты и на бреющем уходите в зону, наберите высоту, немножко полетайте и опять на бреющем возвращайтесь - не раскрывайте местоположение площадки.

По одному полету сделали - всё, говорит, хватит! Теперь пойдёте на боевое задание.

Соболев Николай Григорьевич

В первом воздушном бою ничего не запомнил. Вообще-то и во втором, и в третьем - где свои, где чужие - ничего не разберёшь. Смотрю - сзади "Фиат", от него "усы" ко мне тянутся - трассирующими бьёт. Только и успел ногу дать - трасса мимо прошла. Вывернулся. Думаю: "Ну, тут надо в оба смотреть! Вертеть головой!".

Через несколько боёв Ерёменко ушёл от нас и комэском стал Серов. Вскоре нас перебазировали на Сарагосский фронт.

Птухин, командующий, приехал к нам и говорит:

- Запомните: вы - истребители. С истребителями противника нечего вести драку; ваша цель - бомбардировщики. Вот ваше дело.

Но всё равно от них никуда не денешься - приходилось вести бои. Получили задание: штурмовать передовую линию. А тут "Фиаты" появились на небольшой высоте. Завязался бой. Когда вернулись на аэродром - всех лётчиков спрашивают: сколько сбил? А мы отвечаем: не сбивали - каждый, - но видели, как итальянцы падали. Как же так? Оказывается, у "Фиатов" была привычка уходить с переворотом. В нашем случае высоты не хватало - вот они сами и врезались в землю-матушку... Наземные наблюдатели сообщили, что мы сбили 9 истребителей противника.

Когда аэродром под Сарагосой штурмовали [Гарапинильос], взлетели в 6:00 - только рассвело (собирались на аэродром тайком: кругом шпионы). Мы знали, что итальянских пилотов привозят на аэродром из города только в 7:00. Пришли на цель: стоят самолёты крыло в крыло, штук 80. Зенитные пулемёты подавили сразу, и сразу - вдоль стоянок (буквой "П")! Увлеклись так, что Серов махал-махал крыльями, да и пошёл домой - только после этого мы бросили поджигать фашистов: ветер всё равно перекинет пламя на не горевшие ещё самолёты. Вернулись. Пока заправлялись, сфотографировались. И тут же перелетели на другую площадку - подальше в тыл. Сели, а уже со старого аэродрома звонят: бомбят!..

В другом бою Миша Котыхов вывалился из "свалки" - как уж его угораздило - тут на него и кинулись. Подбили. Он с парашютом прыгнул, а фашисты его в воздухе прямо изрешетили. Обязательно добивали, если прикрыть некому. Мы их - никогда. Немцы парашютистов - обязательно.

Однажды большой бой был: две эскадрильи - 12 наших и 12 испанцев на 120 машин франкистов. Началась драка. Я оглянулся - ниже целая туча бомбардировщиков, а Серов не видит. Выскочил я вперёд, покачал крыльями (вот бы радио!) и резво развернулся на бомбовозы. Общего "клубка" не получилось - они растянулись, шли девятками. Сколько мы сбили - не знаю. А из наших подожгли одного испанца, и я видел, что он даже не выпрыгнул: наверное, убили.

Мне удалось одному "Фиату" зайти в хвост, когда он пытался уйти со снижением, но высота была маловата - он не смог набрать скорость, получил очередь, свалился на крыло и ударился оземь.

Набираю высоту, вижу: двое наших "Фиата" гоняют. Думаю: эти справятся. Дальше лезу вверх - в общую свалку, но не дотягиваю - тройка "Фиатов" наваливается. Я верчусь, как уж на сковородке, а уже подпирает - горючее кончается. Скорее вниз, перетянуть через реку Эбру. Тут мне "Фиат" в хвост заходит, догоняет и как дал из своих крупнокалиберных "Бреда". Приборную доску - в клочья, осколки - мне в лицо, шею...

Ну, думаю, ранен. Но крови немного. Живу пока и к реке тяну, а надо мной эти "Фиаты" идут - потеряли, что ли? Проводили почти до аэродрома и ушли восвояси. Сел. Техники докладывают: очередь не только разрушила приборную доску, но и погнула пулемёты. Отремонтировали и заменили все за два часа. Хорошо дело поставлено было.

Перед отъездом домой мы сидели в качестве ночников под Барселоной, в Сабаделе с Мастеровым и Антоновым. Когда прилетели, итальянская радиостанция с острова Майорки передала: "Граждане каталонцы, пока спите спокойно: Барсу ночью бомбить не будем. Не хотим самолёты терять - знаем, что вам перехватчиков прислали". Боялись. А потом всё-таки мы с Еременко на И-16 один "Юнкерс-52" ночью сожгли. Красивое было зрелище. Он горел весь целиком и "штопорил"...

(Из воспоминаний Н. Г. Соболева, опубликованных в декабре 1986 года.)

Всего в небе Испании совершил более 150 боевых вылетов, лично сбил 2 самолёта противника и 4 в группе с товарищами (по другим данным - 6 лично и 10 в группе). [С. В. Абросов в своих исследованиях указывает на 2 лично сбитых самолёта Fiat CR-32 и 210 часов боевого налёта.] С 1939 года был командира эскадрильи 2-го ИАП Киевского особого военного округа.

В январе 1940 года его эскадрилья вошла в состав 38-го ИАП ОАГ в Эстонии и приняла участие в Советско-Финляндской войне. Произвёл 35 (по другим данным 32) боевых вылетов с общим налётом 38 часов. По некоторым источникам, в одном из боёв в составе группы сбил 3 финских истребителя. [М. Ю. Быков в своих исследованиях данную информацию не подтверждает.] 22 февраля 1941 года награждён орденом Ленина.

С началом Великой Отечественной войны на фронте. Летая на истребителе И-16, воевал на Северо-Западном фронте в составе 38-го ИАП (в мае 1942 года был преобразован в 21-й Гвардейский ИАП). Обычно водил на задания группы самолётов, сопровождая штурмовики и бомбардировщики. Ещё в 1941 году был подбит зенитным огнём и ранен над Валдаем. Чудом уцелел. Из госпиталя убежал на второй день.

Командуя 38-м ИАП, майор Н. Г. Соболев отличился в боях под Демянском и Холмом. Тогда противник пытался на транспортных самолётах подбрасывать окружённой группировке боеприпасы и продовольствие. Наши лётчики обнаружили воздушные пути вражеских самолётов. Только за 5 дней шестёрка истребителей, ведомых Н. Г. Соболевым, сбила 18 вражеских машин. В период с 5 по 15 марта 1942 года лично сбил 2 Ju-52 и в групповых боях ещё 5 Ju-52.

Вскоре Гвардии подполковник Н. Г. Соболев был назначен заместителем командира 304-й истребительной авиационной дивизии (позже преобразована в 23-ю Гвардейскую ИАД.)

С апреля 1943 года, имея на своём счету 17 воздушных побед (9 личных и 8 групповых), летал на именном истребителе Р-39N "Аэрокобра" с надписью "Красноярский комсомолец". История появления этого самолёта во фронтовом небе такова.

В сибирской деревушке Лопатино под Красноярском (ныне это Емельяновский район) трудилась в колхозе "Гудок" комсомолка Кристина Спиридоновна Шумкова. В 1942 году, из газет узнала девушка о благородном поступке колхозника Ф. П. Головатого и решила внести из личных сбережений 100 тысяч рублей для покупки боевого самолёта.

- Правильно поступаешь, дочка, - одобрил решение её отец Спиридон Николаевич. - Мне бы самому надо фашистов бить, да какой из меня солдат без руки... Так что пусть твои трудовые рубли воюют.

Поддержала дочку и мать Просковья Александровна.

В райкоме партии Кристина Шумкова пообещала внести 120 тысяч, хотя в тот момент такой суммы у неё не было. Продали Шумковы картошку, ещё кое-какие продукты, но 120 тысяч не набрали. Тогда Кристина продала корову, некоторые вещи, осталась в рабочей фуфайке. Только пуховую шаль пожалела. В ней-то и приехала в район. Там пересчитали деньги - ровно 120 тысяч.

- Вчера, - заметил кто - то из присутствовавших, - один колхозник тоже внёс в Фонд помощи Красной Армии 120 тысяч.

- Нет, комсомольский взнос должен быть выше, - заявила Шумкова.

Отлучилась Кристна ненадолго, продала шаль, вернулась в беретке. Но теперь уже 121 тысяча получилась.

Весной 1943 года прибыли в Красноярск лётчики с фронта. Перед встречей с ними оказалась Шумкова в крайкоме партии. Там только головами покачали: "Как же мы тебя, такую красивую, в такой старой фуфайке представим нашим орлам ?".

Раздобыли где-то туфли, плюшевую жакетку. В новом наряде и сфотографировалась тогда Кристина у "своего" самолёта с подполковником Н. Г. Соболевым. Вспоминает участник тех событий, Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Ф. П. Полынин:

Н.Г.Соболев у именного самолёта

"Тысячами незримых нитей были связаны наши авиаторы со своим народом, с теми, кто, оставшись в тылу, делал всё необходимое, чтобы приблизить победу. Об их славных делах воины узнавали не только из газет и радиопередач. К нам нескончаемым потоком шли письма и посылки, а иногда авиаторы лично встречались с героическими труженниками тыла.

Хорошо помню волнующую картину вручения нашим лётчикам боевого самолёта, построенного на личные сбережения семьи Шумковых, проживающих в далекой Сибири. Это было в апреле 1943 года. К нам в армию приехала молоденькая девушка-комсомолка Кристина. А чуть раньше на один из аэродромов перегнали новенький истребитель с бортовой надписью "Красноярский комсомолец". Кристина Шумкова была одета в добротный полушубок.

Вручение самолёта Н.Г.Соболеву
Комсомолка колхоза "Гудок" Советского района
Красноярского края К. Шумкова передаёт купленный
на её средства самолёт Подполковнику Н. Соболеву.

- Вам не жарко? - с улыбкой спросил замполит Выволокин.

- Жар костей не ломит, - бойко ответила девушка. И, помолчав, добавила: - Это у вас здесь весна. А у нас в Сибири, ещё трескучие морозы.

На митинге Кристина Шумкова произнесла взволнованную речь.

- У нас в деревне, - говорила она, - остались лишь старики, женщины да малые ребята. Все, кто может держать оружие, ушли на фронт. Но и без них мы трудимся не покладая рук, чтобы вы были одеты, обуты и сытно накормлены. Один у нас наказ - крепче бейте фашистов!

До войны семья у нас была большая, а колхоз богатый. Много денег получали мы на трудодни. Вот и решили теперь на семейные сбережения купить самолёт.

- Этот истребитель я вручаю вам, Николай Григорьевич, - обратилась она к стоявшему рядом Гвардии подполковнику Соболеву. - Уверена, что он будет в надёжных руках, что вы вгоните в землю ещё не одного фашиста. Бейте их, окаянных, изо всех сил бейте!

P-39N Гв.подполковника Н.Г.Соболева.

P-39 Н.Г.Соболева
P-39 Н.Г.Соболева

P-39N Гв.подполковника Н.Г.Соболева.

По рядам пронеслось громкое "Ура". Кристина Шумкова не ошиблась, вручая свой подарок Н. Г. Соболеву. На его счету в то время было уже 17 сбитых самолётов противника. На груди лётчика красовались орден Ленина и четыре ордена Красного Знамени. В ответной речи Николай Григорьевич поблагодарил гостью и заверил, что не пожалеет сил, чтобы добыть победу над врагом. Затем он обнял её и крепко поцеловал..."

P-39 Н.Г.Соболева

Именные 'Аэрокобры'

- Красноярцы подарили нам тогда 10 самолётов, - вспоминал позднее сам Соболев. - На трёх были надписи - "Красноярский колхозник", на четырёх - "Красноярский рабочий" и ещё на трёх - "Красноярский комсомолец". Когда мы вернулись на фронт, меня назначили заместителем командира дивизии, и я с тех пор больше находился на командных пунктах наземных войск, с радиостанцией, командовал с земли воздушными схватками. На самолёте Шумковой летал лишь время от времени. Однако сбил 2 вражеских самолёта - один над Днепром, второй под Львовом. Но самолёт-подарок был постоянно в боях. На нём летали другие лётчики. К сожалению, никто не вёл тогда "персональный" учёт сбитых на этой машине вражеских самолётов.

Именные 'Аэрокобры'

Лётчики 21-го ГвИАП В. Н. Якимов (справа) и Н. И. Прошенков, 1944 год.

К рассказу Николая Григорьевича остается добавить, что с ноября 1944 года и до конца войны этим самолётом управлял лётчик Носов (сам Соболев уехал в конце 1944 года на учёбу в Военно-Воздушную академию).

За время войны Гвардии подполковник Н. Г. Соболев совершил 196 успешных боевых вылетов, провёл около 70 воздушных боёв, лично сбил 12 вражеских самолётов и 8 в группе с товарищами. [М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 9 личных и 8 групповых побед лётчика.]

За участие в Великой Отечественной войне был награжден ещё двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями, в том числе "За боевые заслуги" (03.11.1944), "За победу над Германией" (09.05.1945).

После окончания войны был уволен из авиации после конфликта с НКВД. По состоянию на 1986 год проживал в Воронеже.

*     *     *

Список известных побед Гвардии подполковника Н. Г. Соболева:
(Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
121.07.1941 г.1  "ПЗЛ" (в паре - 1/2)юго-восточнее ДноИ-153, ЛаГГ-3,

Як-1, "Аэрокобра".

205.03.1942 г.2  Ju-52 (в группе - 2/4)Демянск - Весючий Бор
308.03.1942 г.1  Ju-52западнее озера Дехино
413.03.1942 г.1  Ju-52Кошели
514.03.1942 г.2  Ju-52 (в группе - 2/5)Глухое - Демидово
615.03.1942 г.1  Ju-52 (в группе - 1/3)северо-восточнее Анино
724.03.1942 г.1  Ju-88западнее Рамушево
827.03.1942 г.1  Ju-88Рамушево
91  "Ме-115"Рамушево - Соколово
101  Ju-88
1118.04.1942 г.1  Ju-87Мирогощь
121  Ju-87 (в группе - 1/3)юго-западнее Бологиже
1320.04.1942 г.1  "Ме-115" (в группе - 1/5)станция Пола
1425.04.1942 г.1  Ju-87Рамушево

      Всего сбитых самолётов - 9 + 8  [8 + 8];  боевых вылетов - 193;  воздушных боёв - 65.


Возврат

Н а з а д

http://tyumen.traktorodetal.ru/ лучшая спецтехника здесь


Главная  |  Новости  |  Авиафорум  |  Немного о данном сайте  |  Контакты  |  Источники  |  Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz