Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Борисов Иван Дмитриевич

Борисов Иван Дмитриевич

Родился в 1913 году в городе Мытищи Московской области, в семье рабочего. С 1932 года в Военно-Морском флоте. По комсомольской путёвке поступил в 9-ю военную школу лётчиков в городе Харькове. Служил в ВВС Балтийского флота. В 1936 году окончил школу командиров звеньев. Был инспектором по технике пилотирования авиабригады.

Участник боёв с японскими захватчиками на реке Халхин-Гол летом 1939 года, где совершил 17 боевых вылетов. Представлен к награждению орденом Красного Знамени.

Участник Советско-Финляндской войны 1939 - 1940 годов. Помощник командира эскадрильи 5-го истребительного авиационного полка ( 61-я истребительная авиационная бригада ВВС Краснознамённого Балтийского флота) cтарший лейтенант И. Д. Борисов совершил 10 боевых вылетов, провёл несколько воздушных боёв, открыв боевой счёт эскадрильи.

25 декабря 1939 года погиб при выполнении боевого задания.

7 февраля 1940 года, за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с белофинами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени; медалями.

Одна из главных площадей полуострова Ханко носит имя славного лётчика, воспитанника комсомольской организации Харьковского завода "Серп и молот".

*     *     *

Этот рассказ о Герое Советского Союза лётчике-истребителе Иване Дмитриевиче Борисове. Вот его фотокарточка. И по ней уже можно прочитать многое. Горячие глаза, открыто, жадно смотрящие на мир, и мысль, пытливая, цепкая, ненасытная в характерной складке у надбровья. Да, это боец, чей взор устремлён в будущее...

Ещё в школьные годы Иван Борисов мечтал стать лётчиком. Он знал, что для этого необходимо иметь крепкое здоровье, поэтому занимался многими видами спорта. Широкоплечий и сильный, он был неизменно приветливым и общительным. Друзья шутя называли его медведем, а Ваня в ответ лишь посмеивался. И ещё он понимал, что лётчику нужны крепкие и глубокие знания. Работая токарем на Харьковском заводе "Серп и молот", юноша продолжал учиться в вечерней школе, много читал.

Окончив в 16 лет семилетку, Иван Дмитриевич избрал профессию металлиста. Около года он работал подручным на мелких предприятиях, затем, в 1930 году, обосновывается на одном из крупнейших столичных заводов - "Динамо", первоначально "фабзайчёнком", затем - пройдя ученье - токарем.

В 1931 году молодой, но уже вполне овладевший своей специальностью токарь, по предложению родителей, перебирается к ним в Харьков и поступает на работу на Харьковский машиностроительный завод.

В это время Иван Дмитриевич уже комсомолец, передовик производства, общественник и наряду с этим неплохой спортсмен. Его крепкая, подвижная, среднего роста фигура частенько появляется на футбольном поле.

Между тем, Советский Союз, в обстановке нараставшей военной угрозы, приступал к обороне своих границ, к созданию могущественного воздушного флота. В 1931 году ЦК ВЛКСМ объявил призыв в авиационные школы. Обучаться там могли ударники производства, хорошо подготовленные физически и имеющие достаточный общеобразовательный уровень. Иван Борисов подходил, как говорят, по всем статьям, и заводская комсомольская организация в торжественной обстановке вручила 18-летнему парню путёвку в Харьковское авиационное училище.

В 1936 году Иван Борисов стал лётчиком-истребителем. В школе каждый мечтает выйти в истребители, но не каждый обладает всеми необходимыми для этого качествами. Чтобы работать истребителем, прежде всего необходимы недюжинное здоровье, физическая стойкость. В фигурных полётах, на высшем пилотаже (а истребитель в бою только так и летает) сплошь и рядом бывают моменты, когда организм лётчика испытывает колоссальную перегрузку (6-7-кратную и больше). Искры сыплются из глаз, затуманивается сознание, руки, ноги словно наливаются чугуном - не поднять! - когда лётчик, например, выходит из пикирования. И малейший недочёт в здоровье лётчика-истребителя может оказаться для него роковым. Он ведь один в самолёте, потерял сознание - некому подхватить ручку управления! Здоровье нужно геркулесово. От истребителя требуется и способность мгновенной ориентировки, принятия мгновенных решений.

Таковы законы и традиции советского истребителя. При этом ему приходится действовать не только в строю, то есть бок-о-бок с товарищами, но зачастую и в одиночку против превосходящего силами врага, когда только внезапность удара, дерзость, бесстрашие могут принести победу. Словом, лётчик-истребитель - человек особых качеств.

По окончании училища младший лейтенант Иван Борисов получил назначение в авиационный истребительный полк. Вскоре способного, волевого и смелого лётчика направили в Борисоглебскую авиационную школу для совершенствования знаний. Оттуда Иван Борисов вернулся мастером высшего пилотажа, а самые сложные фигуры он выполнял с необыкновенной лёгкостью, точностью и красотою.

Естественно, есть лётчики менее талантливые и есть более талантливые. Но хорошо известно, что и самый большой талант без приложения труда бесплоден. Наоборот, чем больше талант, тем больше труда требуется на его отшлифовку. Молодой лётчик Борисов это твердо усвоил, и, выйдя из школы, он не забросил книги, а продолжал методически, повседневно расширять и углублять свои знания. Теория авиации стала его любимым предметом, а очень скоро сделалась и его коньком: никто из его ближайших товарищей не разбирался так свободно в теоретических вопросах аэродинамики, как Борисов.

Пытливость ума и жадность к знаниям влекли Борисова к продолжению теоретического образования, - он стал исподволь готовиться в высшую тактическую школу. И в это же время Борисов необыкновенно быстро рос как пилот. Ему довелось продемонстрировать своё лётное искусство широким кругам пилотов на одном из сборов по технике пилотирования. Сбор проводил выдающийся мастер лётного дела, Полковник истребительной авиации Морозов, а первенство оспаривали ведущие кадры авиационных частей.

Дождавшись своей очереди, Иван Борисов, заняв место в самолёте, порулил на старт. Его машина, ещё задрав хвост, передвигалась, набирая скорость, по земле, а пристрастная комиссия знатоков, во главе с полковником Морозовым, уже понаставила отметок в свои блокноты. Оценивался каждый шаг - да что шаг! - чуть ли не каждый жест пилота.

Запустил мотор - отметка. С одного раза запустил - 5, не с одного - убывающие отметки вплоть до единицы.

Вывел пилот самолёт на старт. Сигнал - взлёт! И члены комиссии впиваются в пилота глазами: как он осмотрелся перед полётом, взглянул ли, как должно, на приборы и так далее. Опять отметка.

Пилот в воздухе. Ну, здесь уже надо здорово потрудиться, чтобы вытянуть на хорошую отметку, а претендент не просто на хорошую, а на отличную оценку должен проделать фигуры высшего пилотажа с блеском. Знаток лётного дела с первого же взгляда устанавливает, велик ли специалист, что кувыркается в воздушных далях у него над головой. Иной пилот делает фигуры так: пошёл, пошёл - раз! - петля. Пошёл, пошёл дальше - раз! - бочка. Пошёл, пошёл - раз! - иммельман... Это троечник, "посредственник".

Овладевший же мастерством лётчик-истребитель чувствует себя в воздухе легко и свободно, как птица. Без всякого видимого усилия, как бы играючи, он нанизывает фигуру на фигуру, иммельман у него пластично переходит в петлю, петля в бочку и так далее. Каждую фигуру пилот отчётливо, как художник, не отрывающий пера, выписывает в голубизне неба, и вместе с тем невозможно сказать точно, где именно завершена одна фигура и где началась другая, - весь фигурный путь самолёта развертывается единым, непрерывным гармоническим рисунком... Здесь искусство, здесь широкий простор для подлинного творчества!

Впрочем, насчёт "простора" следует оговориться: лётчику устанавливается в воздухе зона - можешь разгуливать только "от" и "до" и все свои фигуры должен уложить над этой вот деревушкой. Выскочишь за "околицу" - кол или двойка.

Старший лейтенант Борисов на сборе у полковника Морозова занял 1-е место: путь его самолёта, начиная от запуска мотора и кончая посадкой, был обозначен в блокноте Полковника цепью пятёрок.

Вскоре после сбора Борисов был выдвинут на должность инспектора по технике пилотирования в масштабе больших авиасоединений Балтики. Вообще говоря, не всякий отличный лётчик способен быть равноценным инспектором, инструктором, педагогом. Требуется особое качество, чтобы уметь не только вскрыть чужую ошибку, но и найти корни ошибки и затем кропотливым и настойчивым трудом увести ошибающегося от его собственной ошибки и привести к правильной работе.

Естественно, что Борисову, инспектировавшему лётные части Балтики, приходилось разрешать в вопросах техники пилотирования наиболее сложные случаи, которые не под силу оказывались инструкторам самих частей. Он, прекрасный лётчик - истребитель и серьёзный знаток теории авиации, дополнительно ко всему обнаружил качества умелого педагога.

Но это ещё было не всё, что таила в себе даровитая натура Борисова. Личность его во всей своей многогранности развернулась в бою, когда Родина призвала его в числе других бойцов к исполнению долга.

В 1939 году, когда империалистическая Япония развязала военную авантюру в районе реки Халхин-Гол, авиационная часть, в которой служил Иван Борисов, во взаимодействии с артиллерией, танками и пехотой приняла участие в разгроме врага. На своём самолёте он 17 раз ходил в бой, громя врага, и был представлен за эту боевую работу к ордену Красного Знамени.

Обогащённый боевым опытом, Иван Дмитриевич возвратился на Балтику к своей инспекторской деятельности. К этому времени относятся такие характеристики его, как "хозяин воздуха в бою" и тому подобное. Заметим, что речь идёт о всегда очень сдержанных и скупых служебных характеристиках. В должности инспектора застали Борисова и военные действия между СССР и Финляндией.

Борисов немедленно подал рапорт командованию с просьбой направить его на защиту Ленинграда. Просьбу летчика удовлетворили, и через 10 дней он уже был на Балтике.

Старшему лейтенанту И. Д. Борисову командование поручило сформировать боевую эскадрилью истребителей и возглавить её. В невиданно короткий срок и во всех отношениях блестяще Борисов выполнил это задание. И вот он на фронте. Это неутомимый истребитель и действительно "хозяин воздуха"!

Много боевых вылетов совершила эскадрилья под командованием старшего лейтенанта, а потом капитана И. Д. Борисова. Она сбивала вражеские самолёты, сопровождала на задания наши бомбардировщики, прикрывала с воздуха наземные войска, доставляла важные разведывательные данные. И. Д. Борисов всегда и везде показывал пример доблести и храбрости, образцы высокого мастерства.

Финские самолёты типа "Котка", пытавшиеся, было, нападать на эскадрилью Борисова, при первых же встречах понесли такой урон, что на дальнейшее приняли единственно грамотное решение: при появлении советских самолётов уходить на полных газах и отсиживаться на аэродромах.

На Балтике передавали из уст в уста первый рапорт Борисова, отданный им по возвращении из боя. Приземлив и выстроив свою эскадрилью на красной линейке аэродрома, он доложил командиру полка:

- Задание по разведке коммуникаций противника выполнено.

- Происшествия?

- Никаких. По пути сбили 3 вражеских самолёта.

Сколько здесь юмора, этого прекрасного, жизнерадостного чувства сильных! И какая это меткая черта к портрету лётчика Борисова...

Иван Дмитриевич с товарищами завладел воздухом. Сразу же он развил широкую и многообразную деятельность, свойственную истребителям.

В шхерах во множестве гнездились финские торпедные катера, выжидавшие лишь случая, чтобы атаковать советские корабли. Борисов, обходя с эскадрильей новый боевой участок, старательно взял опасных "москитов" на учёт - и после этого им жизни не стало: эскадрилья Борисова держала катера под вечным страхом, расстреливая их из пулемётов и сковывая их действия.

В то же время в Балтийском море, прикрываясь декабрьскими туманами, начали крейсеровать вражеские транспорты с военными материалами, которые услужливо доставляли белофиннам третьи страны. И тут Борисов не остался в стороне, - его участок! Эскадрилья стала действовать по транспортам.

Но иным транспортам удавалось достигать места назначения - финских портов. Таким образом в программу работы эскадрильи естественно вошли поезда - воинские эшелоны, норовившие проскользнуть незаметно к фронту. Многим поездам эскадрилья Борисова сделала переадресовку: не достигнув фронта, подстреленные паровозы кувыркались под откос, и разбивались в щепы тяжёлые воинские вагоны с заграничными "подарками"... Это называлось в эскадрилье: "Пары выпущать".

Вот один из эпизодов боевой биографии лётчика, описанный газетой "Комсомольская правда":

"Над территорией врага самолёт вынырнул из-за туч. Внизу лесные массивы, занесённые снегом поляны, узкие кряжи скалистых гор. На снежной белизне кое - где выделяются тёмные пятна посёлков.

Лётчик проверил маршрут. Карта подтверждала - курс точный. Тут, в тылу врага, проходила вражеская коммуникация... Но что это? Цепляясь за верхушки деревьев, по лесу стелилась полоска дыма. Она быстро приближалась, увеличивалась. Минута - и на широкую поляну выскочил поезд. Он вёз противнику боеприпасы, военное снаряжение.

Решение пришло мгновенно, и Борисов на бреющем полёте зашёл в хвост товарного состава. Длинные пулемётные очереди обрушились на вагоны. Над паровозом лётчик рванул машину вверх. Оглянулся. Охваченный пламенем эшелон продолжал двигаться вперёд.

"Не удерёшь!" - подумал Борисов. Стремительно бросился к паровозу, обдавая его уничтожающим ливнем огня. Клубы дыма охватили локомотив. Поезд остановился, боеприпасы и все имущество врага были уничтожены".

Неутомимая эскадрилья действовала и по транспорту, и по укреплениям, и по огневым точкам врага, и по его живой силе... Да мыслимо ли перечислить всю многосложную работу истребителей на боевом участке такого стратегического значения, как коммуникации противника ?

23 декабря 1939 года в воздушном бою над Финским заливом в районе эстонского порта Палдиски сбил финский патрульный гидросамолёт R.29 "Ripon" IIF Ri-155 из 1/LLv 36. Самолёт упал, а экипаж погиб. [ Наблюдатель младший лейтенант Е. Ухананти (E. Huhanantti) погиб сразу, а пилот сержант К. Седерхольм (K. Soderholm), выбросившийся на парашюте, был расстрелян в воздухе].

Борисов здесь стал хозяином не только воздуха, но и моря, и побережья. Между тем, стало известно, что вместо "Коток" в районе действия его эскадрильи завелись английские истребители новой марки. Этого следовало ожидать: слишком большой урон несли коммуникации белофиннов и их друзей, чтобы те не попытались избавиться от советских соколов. Приняв известие к сведению, Борисов продолжал бить коммуникации врага.

Английские истребители появились в воздухе. Ударили на эскадрилью Борисова. Произошёл бой - англичане откатились. И ещё происходили стычки, и ещё. Но "англичане" уклонялись от решительной схватки, присматривались к советским истребителям, примеривались.

Борисов продолжал выходить на коммуникации врага, мало считаясь с присутствием "англичан".

25 декабря 1939 года истребители 10-й авиабригады обстреливали и бомбили транспорты противника в районе острова Херманес, подвергаясь при этом сильному зенитному обстрелу с берега. При выходе из атаки был сбит пулемётным огнём противника истребитель И-153 старшего лейтенанта И. Д. Борисова.

По словам очевидцев, его самолёт во время выхода из пике был обстрелян вдогонку пулемётом противника. Истребитель, приняв горизонтальное положение, внезапно свалился на крыло и упал.

Сгоряча, поступок Борисова командование осудило. В материалах партполитработы в период боевых действий с белофиннами говорилось:

"Командир авиационной эскадрильи И. Д. Борисов проявил совершенно ненужный риск при выполнении боевого задания. Снизившись до бреющего полёта, атаковал зенитную батарею. В результате был сбит".

Однако позднее ему была дана и другая оценка:

"Отважный лётчик направил пылающую машину на батарею противника, уничтожил её, но сам погиб".

Имелась и ещё одна официальная версия, отражённая в сборнике "Герои Советского Союза. Лётчики-балтийцы", выпущенном в 1940 году "Воинмориздатом":

"Однажды, возвращаясь с боевого задания, он увидел, что к нему спешит тройка английских истребителей. Борисов был в этот момент в воздухе один, - эскадрилью свою он отправил вперёд.

Превосходство сил англичан было очевидное: трое против одного. К тому же Борисов возвращался после боевой операции утомленным, с остатками бензина в баках, с остатками патронов в пулемётных лентах. Но он не ушёл от врага, повернул ему навстречу...

Это был рисунок виртуоза - путь самолёта Борисова, ускользавшего от тройных атак воздушного врага! В воздухе перекрещивались, сталкивались и рассыпались смертоносные потоки трассирующих пуль: кроваво - красные английские, сияюще - светлые советские...

И.Д.Борисов

Протяжная пулемётная очередь - сноп сияющих пуль - и английский самолёт новой модели, подбитый, падает в свинцовые волны залива. Туда же, в волны, под куполом парашюта падает следом и его пилот...

В рядах противника замешательство... Оставшиеся целыми 2 самолёта резко изменяют курс и пытаются выйти из боя. Но не тут-то было! Борисов устремляется в погоню, ловит англичан, бьёт их по хвостам... Нет, от него не уйти, он не отступится, он требует боя, решительного, грудь с грудью!

Англичане пробежали весь залив поперёк, но не могли советский самолёт сбросить с хвоста.

Над полуостровом Ханко между самолётом Борисова и 2-мя английскими истребителями произошла яростная лобовая схватка... Здесь английская пуля сразила советского сокола. Борисов со своим самолётом рухнул на землю, на скалы... Англичане на полных газах поспешно пошли прочь".

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 февраля 1940 года отважному лётчику Ивану Дмитриевичу Борисову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Одна из главных площадей полуострова Ханко носит имя славного лётчика, воспитанника комсомольской организации Харьковского завода "Серп и молот".


Возврат

Н а з а д



Главная  |  Новости  |  Авиафорум  |  Немного о данном сайте  |  Контакты  |  Источники  |  Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz