Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ
Золотая Звезда Героя Советского Союза

Ларионов Георгий Петрович

Ларионов Георгий Петрович

Он родился в 1908 году в Петербурге. Его отец и дед были выходцами из Вологодской губернии. В посёлке Чагода Георгий провёл свои юношеские годы. В 1922 году он поступил в школу фабрично-заводского ученичества при стекольном заводе. После её окончания (в 1924 году), работал мастером-стеклодувом на Смердомском стеклозаводе имени Сазонова. Георгий был одним из первых комсомольцев в районе, а в 1926 году его избрали членом Устюженского уездного комитета комсомола.

Позднее Ларионов переехал в Ленинград, работал на заводе "Красная звезда", учился в совпартшколе. Но завершить учёбу не пришлось - призвали в ряды Красной Армии. Он стал курсантом военно-авиационного училища, закончил его с отличием и был назначен инструктором в военную школу лётчиков. С мая 1938 года - командир звена 7-го истребительного авиационного полка, а с декабря 1939 года - командир эскадрильи в этом полку.

Когда началась Советско-Финляндская война, командир звена 7-го истребительного авиационного полка (59-я истребительная авиационная бригада, ВВС 7-й Армии, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Г. П. Ларионов принял в ней самое непосредственное участие. С 30 ноября 1939 года по 15 марта 1940 года совершил 120 боевых вылетов на штурмовку аэродромов и живой силы противника. В 2 воздушных боях сбил 3 вражеских самолёта, ещё 3 уничтожил на земле (в группе из 5 лётчиков).

14 февраля 1940 года по тревоге Ларионов вылетел на задание. Неожиданно из-за облаков вывернуло несколько самолётов противника. Завязался бой. Ларионов атаковал неприятеля дерзко и решительно. Он сбил самолёта противника, но и его машину основательно повредило вражеским зенитным снарядом. Самолёт еле держался в воздухе, однако Ларионов сумел довести его до линии фронта и посадить на своём аэродроме. Подобных эпизодов было немало. Вспоминает лётчик М. Борисов:

"Мы прикрываем свои войска, которые форсируют реку Тайпален-йоки. За рекой находится укреплённый район противника. И вот звено старшего лейтенанта Г. Ларионова: в котором шли лейтенант П. Покрышев и я, получило задание прикрыть переправу, а затем сбросить листовки над укреплённым районом.

Заревели моторы - и мы в воздухе. Внизу находятся наши войска. В предутренней мгле они еле различимы. Патрулируем над рекой и видим, как наши наводят понтоны. Бьёт артиллерия. Хорошо видно, как рвутся снаряды в укреплённом районе противника. Но вот по нашим самолётам стали бить зенитки, снаряды разрывались слева от нас. Мы отошли от этого места.

Когда нас сменило другое звено истребителей, мы пошли в укреплённый район противника со стороны Ладожского озера, чтобы сбросить листовки. Облачность местами доходила до 100 метров. Шли на высоте 70 - 80 метров. В пути попали под зенитный огонь. Ларионов и я шли рядом, а Покрышев отстал, и когда мы выскочили на пункт, противник открыл огонь из пулемётов. Мы не видели, откуда стреляют, но Покрышев, шедший сзади нас, заметил огневую точку и молниеносно атаковал её. Ларионов также повёл атаку на зенитную точку. В первый момент противник отстреливался, но когда мы засыпали его свинцом из пулемётов, огневая точка замолчала. Это была наша первая встреча с зенитками противника. После мы часто попадали под обстрел зениток, но всегда было достаточно нескольких очередей, чтобы противник прекратил огонь.

Утро 23 декабря. Замечательная погода... Снег так и похрустывает под ногами. Среди лётного состава оживление, слышны смех и шутки лётчиков, рассказывающих о неожиданных столкновениях и встречах с врагом. Звонок телефона. Сразу все замолчали. Звонят из штаба. Шинкаренко получает задание на вылет. Лица у лётчиков засияли, опять есть работа... Блеснули на солнце винты, и воздух вздрогнул от мощного рёва моторов. Вот уже самолёты пошли на взлёт, построились и двинулись к линии фронта. Техники провожают взглядом свои машины. Затем идут в землянку отогреться: ведь у них будет много работы, когда вернутся самолёты.

Пролетаем линию фронта. Вот мы уже над заданным районом нашего патрулирования. Внимательно смотрим по сторонам. Недалеко прошли скоростные бомбардировщики, блестя плоскостями, промчались "Чайки", а вот в стороне компактно и грозно мчится ещё девятка наших истребителей. Торопятся... Вдалеке замечаем силуэты наших бомбардировщиков. Они возвращаются. Но что это? Они идут разорванным строем. Несколько самолётов отстали. Напрягаем зрение и замечаем, как около отставших наших самолётов кружатся маленькие силуэтики. Это истребители противника.

Шинкаренко разворачивается, и мы на полном газу и "с прижимом" летим на выручку товарищам. Подоспели вовремя. Зато сами попали в невыгодное положение, так как потеряли высоту. Противник оказался выше нас метров на 400. К тому же он имел численное превосходство. Идём в атаку. Сверху на нас сыплются финские истребители "Фоккер" Д-21. Мы их встречаем на лобовых атаках. Атаки быстры и молниеносны; кто кому зайдёт скорее в хвост. Вот уже мы поднялись выше и дерёмся на одной высоте. Наконец, сопротивление сломлено, и вражеские самолёты разлетаются в разные стороны, кто куда, лишь бы уйти. Но не тут-то было. Здесь уже пошла драка один на один. Противник уходит из боя с переворота. В то время, когда он делает переворот и самолёт на миг как бы застывает в прицеле, мы бьём его, как куропатку.

Истребитель FD-21

Вот Покрышев зажёг одного, и тот падает к земле, разваливаясь на части. Булаев жмёт противника к земле, тот старается как-нибудь увильнуть, но не таков Булаев, чтобы выпускать врага. Мгновение, и противник, блеснув хвостом, врезался в землю. Куда ни посмотришь - везде одиночные поединки. Теперь уже видно, что преимущество на нашей стороне.

Неожиданно замечаю в стороне самолёт противника... Он боя не принимает. Хочет уйти от меня пикированием. Я погнался за ним.... Он идёт и виляет хвостом из стороны в сторону, не давая вести прицельный огонь. Даю по нему очередь... Перезаряжаю, но бесполезно, пулемёты молчат. Делать нечего, приходится бросать недобитого врага и идти обратно. Осмотрелся. Нет никого - ни наших, ни противника. Беру курс домой. В стороне вижу: дерутся 2 самолёта. Издали не разобрать, какой наш, какой противника... Иду к месту поединка, хотя у меня пулемёты и не стреляют... Вдруг один из самолётов на миг замер и рухнул на землю. Другой, как видно, заметил меня и идёт мне навстречу. Я всматриваюсь: свой или противник? Уже можно различить красную звезду на фюзеляже. Она гордо блестит на солнце, как бы празднуя победу над врагом. Обрадованный, я узнаю командира своего звена - старшего лейтенанта Г. Ларионова.

И-16 из состава 7-го ИАП.

Набираем высоту. Наших уже нет. Ушли домой. Смотрю назад и вижу невдалеке группу из 4 самолётов. Показываю Ларионову. Идём к ней. Атакуем в лоб. Два самолёта отделяются и на полном газу уходят в глубь вражеской территории. С другими двумя мы столкнулись на лобовых. Но атаки были недолгими, противник, не выдержав, бросился удирать. Горючее у нас было на исходе, преследовать не стали.

Когда подвели итог боя, было установлено, что сбито 10 вражеских самолётов. На наш аэродром не вернулись 2 лётчика". [По финским данным 23.12.1939 года ВВС Финляндии в воздушных боях потеряли 3 самолёта (гидросамолёт R.29 "Ripon" IIF, лёгкий бомбардировщик "Fokker" C.X и истребитель "Fokker" D.XXI) и 4 лётчика, сбив при этом 6 СБ из 44-го СБАП, 2 И-16 из 7-го ИАП, 2 И-16 из 64-го ИАП и 1 Р-5.]

21 марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с белофинами, старший лейтенант Ларионов Георгий Петрович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 288).

В 1941 году капитан Г. П. Ларионов был назначен командиром эскадрильи в 153-й ИАП. С началом Великой Отечественной войны в действующей армии. Сражался под Ленинградом. В течение июля 1941 года 153-й ИАП вёл разведку и штурмовал сухопутные войска противника в районе Иматра, Энсо, Париккаоа, Ристолахти, Мерия, Эско. Фактически полк воевал на два фронта: действовал над Карельским перешейком против финнов и в районе Ленинграда (Петергоф, Пулково, Колпино, Шлиссельбург) против германских войск. Очень часто каждый лётчик полка выполнял по 7 - 8 боевых вылетов в день.

И-16 из состава 153-го ИАП, 1941 год.

Самолёт И-16 из состава 153-го ИАП.  Ленинградский фронт, 1941 год.

Боевые вылеты осуществлялись как с основного аэродрома Кексгольм, так и с аэродромов рассредоточения Саккола и Пети-Ярви. В начале июля 1941 года у одного из островов в Балтийском море разведкой был обнаружен вражеский караван. В воздух сразу же поднялась группа штурмовиков. Их сопровождали истребители эскадрильи капитана Ларионова. Бомбы, сброшенные на цель нашими лётчиками с большой высоты, не принесли желаемых результатов. Тогда командир эскадрильи, несмотря на сильный заградительный огонь, снизился до сотни метров и открыл по вражескому транспорту огонь из пушек и пулемётов. Его примеру последовали лётчики-штурмовики. Вскоре морской транспорт врага пошёл ко дну.

С 28 июня по 7 июля 1941 года капитан Г. П. Ларионов выполнил 16 боевых вылетов, в групповых воздушных боях сбил 2 самолёта Ме-109 (в составе звена), одним из первых освоил новый истребитель МиГ-3. Его эскадрилья совершила 110 боевых вылетов и сбила 6 самолётов противника (2 истребителя Ме-109 и 4 бомбардировщика Ю-88).

Ларионов Георгий Петрович

В июле 1941 года финская авиация несколько раз бомбила Кексгольм. Первый налёт бомбардировщики "Бленхейм" выполнили 20 июля ближе к полуночи. Бомбили с малых высот 50-кг бомбами безрезультатно. На преследование "Бленхеймов" на истребителе МиГ-3 взлетел старший политрук Быстров, который сбил один финский бомбардировщик. Однако в этот же день полк понёс поистине невосполнимую утрату - на рассвете погиб Герой Советского Союза капитан Г. П. Ларионов.

В ночь с 20 на 21 июля 1941 года Ларионов со своей эскадрильей прикрывал группу штурмовиков, которая вышла на вражеский аэродром и стала бомбить его. На поле уже пылало 6 немецких бомбардировщиков, а наши штурмовики, охраняемые истребителями, делали заход за заходом. Нескольким вражеским машинам всё же удалось подняться в воздух, а земли по нашим самолётам били зенитки. Один из снарядов угодил в самолёт Ларионова. Повреждения оказались очень серьёзными. Спастись можно было только посадкой. Но внизу была земля, захваченная врагом. Дым просочился в кабину, застилал глаза, но отважный лётчик твёрдо держал в руках штурвал. Он пытался дотянуть до своей территории, но не успел. Едва машина миновала наши позиции, раздался взрыв... Приказом по войскам Ленинградского фронта от 20 декабря 1941 года капитан Г. П. Ларионов посмертно награждён орденом Ленина.

Похоронен в городе Кексгольм (Приозерск) Ленинградской области. Награждён орденами: Ленина (дважды), Красного Знамени; медалями. Его именем назван посёлок в Приозерском районе, улицы в городе Приозерске и посёлке Сазоново Чагодощенского района. В посёлке Чагода установлена стела, в Приозерске - обелиск.


Возврат

Н а з а д



Главная  |  Новости  |  Авиафорум  |  Немного о данном сайте  |  Контакты  |  Источники  |  Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz