Иван Александрович Орлов - русский военный летчик Первой мировой войны - Красные соколы. Русские авиаторы летчики-асы 1914 - 1953. Russian Fighter Aces of 1914 - 1953
Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Орлов Иван Александрович

И.А.Орлов

Иван Орлов, выдающийся русский лётчик, командир одного из первых в России истребительных авиационных отрядов, родился 6 Января 1895 года в Царском Селе. Он происходил из старинной дворянской семьи потомственных военных. Житейские обстоятельства сложились так, что бабушке Елизавете Карловне пришлось забрать ребёнка к себе. Мальчик был запущен, хил и слаб. Первым делом генеральша препоручила его известному детскому врачу и учителю гимнастики. Сама же, обладая точными знаниями в ряде наук, занялась начальным образованием внука. Незаметно Ванечка превратился в красивого, крепкого подростка. В нём рано проявились пытливый ум и настойчивость. Благодаря этим качествам он получил хорошее образование  ( обучался в императорском Александровском лицее, затем поступил в Петербургский университет ).

Ещё в 12-летнем возрасте, под влиянием произведений Жюль Верна, им всецело овладела мечта о полёте. Началось изучение доступной литературы. И спустя год, к ужасу нежно любящей бабушки, Иван приступил к постройке планера. Этим он занялся во время летнего отдыха в Финляндии. При первой же попытки слететь с крыши дачи вдребезги разбил свой хрупкий аппарат. К счастью, юный конструктор отделался лишь ушибами и шрамами на лице, которые стали предметом его гордости.

Прогремевшие на весь мир успехи братьев Райт и Сантос - Дюмона произвели на Орлова огромное впечатление. И настолько сильное, что он удесятерил свои усилия. В 1913 году по его чертежам был построен моноплан "Орлов-1". Испытывал самолёт и одновременно учился летать сам конструктор. К сожалению, из - за малой мощности мотора удавались лишь подскоки.

13 Июня 1914 года Орлов окончил школу пилотов Всероссийского аэроклуба ( диплом № 229 ). Полётам на учебном "Фармане-4" его обучил заведующий школой Николай Яцук - морской офицер, один из самых образованных лётчиков России, позже - профессор. Но освоение "Фармана" вновь испечённый пилот счёл для себя недостаточным. Он приобрёл "Моран-Ж" и под руководством инструктора аэроклуба Александра Раевского, одного из первых русских "петлистов", обучился высшему пилотажу. "Теперь я стал настоящим лётчиком, - решил он, - если, конечно, продолжу совершенствование и тренировочные полёты для поддержания формы".

В самом начале Первой Мировой войны 20-летний студент Иван Орлов решает идти добровольцем на фронт. Исполнить это оказалось нелегко. На его желание смотрели, как на каприз избалованного дворянина - юноши, и всюду отказывали. Отказал ему и царь, к которому он обратился лично. Наконец с большим трудом удалось устроиться простым солдатом - лётчиком в 1-й авиаотряд 20-го армейского корпуса, с условием, что он вступит туда со своим личным самолётом, автомобилем и механиком.

В качестве механика Орлов пригласил Янченко, хорошо знавшего "Моран" и его 80-сильный мотор "Гном". С ним, знатоком автодела, он познакомился после того как приобрёл автомобиль. А когда стал посещать аэроклуб, то вовлёк Янченко и в авиацию.

Упаковав разобранный "Моран" и необходимые запасные части с инструментом в ящики, свезли его на товарную железнодорожную станцию. Затем лётчик купил два сундука - кровати "Гинтер" и наполнил их всем необходимым. В действующую армию они выехали на автомобиле.

Путь был долог. Приходилось сменять друг друга у руля каждые 2 часа. Когда уже приближались к расположению авиаотряда, подошла очередь Янченко. Но он возразил:

- Негоже мне появляться перед канцелярией отряда за рулём. Такого роскошного автомобиля вы, Иван Александрович, лишитесь сразу же. На нём будет ездить командир. А если узнают, что я могу шоферить, то лишитесь и механика.

Так оно и получилось. Единственный вопрос, который Орлов услышал от Штабс - Капитана, был: "А где шофёр ?".

- В предписании таковой не значится, - последовал ответ.

Начальник отряда был человеком суровым и нетерпимым. Молодой пилот скоро познал всю тяжесть службы нижнего чина. Но боевые задания выполнял смело и успешно. Он был единственным, кто летал в отряде на "Моране-Ж", все остальные лётчики воевали на устаревших "Ньюпорах-4".

Вскоре он освоил полёты и на самолёте "Вуазен", отличился смелыми воздушными разведками. К концу 1914 года Орлов уже имел три Георгиевских креста "за выдающиеся подвиги храбрости и самоотвержения в боях против неприятеля" и звание Унтер - офицера.

4 Февраля 1915 года Орлов приказом командующего Северо - Западного фронта был произведён в Прапорщики, а 27 Марта того же года стал Подпоручиком. Последнее произошло уже через Высочайший приказ. Вскоре, 1 Июня 1915 года, приказом Верховного главнокомандующего, Подпоручик И. А. Орлов был удостоен звания "военный лётчик". Его боевые успехи оказались настолько убедительными, что сдача соответствующего экзамена не потребовалась.

Через полтора месяца Авиадарм перевёл Орлова "по личным мотивам" в 5-й армейский авиаотряд. Здесь он также проявил себя как прекрасный разведчик. Дерзкие полёты в тыл противника на тихоходном "Вуазене" для разведок и бомбардировок Иван Орлов продолжал и в 1915 году:

"...15 Августа в Фридрихштадте при исключительно трудных условиях, под дождём и при высоте облаков не выше 175 сажен, презрев опасность от сильного ружейного и пулемётного огня, от которого в самом начале уже было несколько пробоин в самолёте, произвёл согласно заданию два полёта над расположением противника. Благодаря смелости лётчика и своевременному донесению командиру 37-го армейского корпуса удалось вовремя принять меры против прорыва противника".

Он был прекрасным пилотом - разведчиком, но истинное его призвание выявилось позже, когда молодой офицер стал лётчиком - истребителем. А пока... установив со своим летнабом в гондоле на тихоходном и неповоротливом "Вуазене" пулемёт фирмы "Льюис", Иван Орлов одержал свою первую воздушную победу...

16 Октября 1915 года Подпоручик И. Орлов произвёл съемку немецких позиций между озёрами Свинтен и Ильзен, причём конец съёмки был произведён уже на повреждённом аппарате. 17 Ноября при морозе в 23 градуса и при особо трудных условиях полёта, будучи всё время под сильным артиллерийским огнём, прорвался сквозь завесу чрезвычайно плотного огня к Ново - Александровску, где сбросил 5 бомб и взорвал один из артиллерийских складов" - сообщалось в приказе в связи с награждением Орлова в Декабре 1915 года орденом Святого Георгия. Кроме этой награды пилот был удостоен орденов Святой Анны и Святого Станислава.

В конце 1915 года Орлов отправился в Одессу для обучения полётам на самолёте "Ньюпор-11". После чего, служил во 2-м истребительном авиаотряде, где обнаружил редкий талант лётчика - истребителя.

25 Марта 1916 года приказом командующего русской военной авиации Великого князя Александра Михайловича он был назначен командиром 7-го отряда истребителей. "Он производил на меня впечатление слишком бесшабашного и невоздержанного юнца" - писал в своих мемуарах известный российский лётчик В. М. Ткачёв. Но это было лишь первое впечатление: вскоре смелость и лётное мастерство Орлова заставили Ткачёва изменить своё первоначальное мнение.

За короткий срок пилот в совершенстве овладел техникой воздушного боя. Число сбитых им самолётов росло. 28 Мая 1916 года Орлов одержал вторую воздушную победу, сбив двухместный неприятельский самолёт, 16 Июня уничтожил другой австрийский аппарат:

"...Подпоручик Орлов на "Ньюпоре" сбил вражеский аэроплан, убив наблюдателя и ранив лётчика. Аэроплан упал на неприятельских линиях".

Последние недели Орлов вылетал по 5 - 6 раз в день. Газета "Русский инвалид" писала 28 Июня 1916 года:

"...Подпоручик Орлов произвёл за день 10 боевых вылетов ! - наибольшее количество из всех лётчиков за всю войну - и в последнем полёте сбил австрийский самолёт "Альбатрос".

3 Октября Иван Орлов провёл 6 воздушных боёв и снова одержал победу - вместе с лётчиком отряда Василием Янченко, поразили пулемётными очередями вражеский аэроплан, который упал на землю в районе города Бжезаны. За эти заслуги Орлов был награждён почётным Георгиевским оружием.

Nieuport 21

Nieuport 21 ( сер. № 1514 ) из состава 7-го ИАО, на котором в
октябре - ноябре 1916 года летал Иван Орлов. На этом самолёте
стандартный пулемёт "Льюис" заменили трофейным "Бергманом",
но когда именно это произошло точно пока не известно.

Как командир он был требователен и строг не только к подчинённым, но и к себе. Для служебной аттестации Орлова хватило трёх фраз: "Выдающийся боевой лётчик, смелый и находчивый. Боевая работа блестяще поставлена в отряде, любит авиацию. Внутренний порядок в отряде хорош". В 21 год он имел все награды, доступные офицеру. Но особенно ценил он Георгиевские кресты 3-х степеней, заработанные "в звании нижнего чина".

*   *   *

Для ознакомления с поставкой авиационного дела в Англии и Франции Увофлот в конце Ноября 1916 года командировал группу фронтовых лётчиков за границу. В её состав был включён и Подпоручик И. А. Орлов.

После беспокойного морского перехода офицеры высадились в Ливерпуле. Комфортабельные купе жележнодорожного вагона показались им раем после душных, переполненных кают грузового транспорта. Экспресс быстро одолел почти 300 км пути и пилоты вышли на перрон Лондонского вокзала Юстон.

В Англии пробыли недолго - несколько дней, что ушли на ознокомление с работой Центральной лётной школы в Апейвоне. Здесь же изучили истребитель "Виккерс" и "Сопвич". Больше понравился последний.

Затем их отправили на юг Франции в живописный По, расположенный на реке Гав - Де - По, при выходе её с гор. Здесь размещалась Школа высшего пилотажа и воздушного боя. Уже в вестибюле школы они обратили внимание на плакаты с выдержками из программы лётной подготовки. Причём, в дословном переводе, содержание двух из них гласило:

"Смысл обучения фигурным полётам  ( акробатика ) состоит в том, чтобы тренировать лётчика, как посредством искусного вождения справиться со всеми неестественными положениями самолёта в воздухе. Внезапные повороты, скольжения на крыло и хвост, перевороты через крыло, спирали с малым радиусом, мёртвые петли и штопор должны быть выучены обязательно".

При этом оговаривалось, что:

"Фигурные полёты разрешены в школе на высоте от 800 до 1500 метров. Не ниже и не выше. Другим самолётам на этой высоте летать запрещается... В одиночном полёте лётчик никогда не должен бравировать своими головокружительными фигурными трюками, для того чтобы изумлять зрителей".

А о воздушном бое было сказано следующее:

"Война показала, что воздушный бой - это особая отрасль науки и что в поединке с самолётом противника мало одной личной отваги и мужества. Нужно в совершенстве овладеть методами атаки и известными знаниями не только теории, но и практики воздушного боя".

Подготовка в школе воздушного боя почти ничего не дала нового ни Орлову, ни его другу Крутеню. Но их заинтересовала сама методика подготовки лётчиков - истребителей. Главным же было то, что им была предоставлена возможность проверить свои силы на новых типах самолётов. Так как они несколько обогнали остальных русских стажёров, лётчикам разрешили выехать в Казо, совсем небольшой городок вблизи побережья Бискайского залива, приютившийся у озера Этан - Де - Казо. Здесь располагалась Школа воздушной стрельбы ВВС Франции, которая очень понравилась друзьям. В особенности стрельба по буксируемым по озеру мишеням. Здесь также были пополнены знания по теории и практике пользования бортовым оружием - пулемётами "Виккерс", "Гочкис", "Кольт", "Льюис" и "Сан - Этьен".

В субботу, 21 Января, вечером друзья приехали в Париж. Утром следующего дня отправились на Элизе Реклю, где располагалась миссия русского военного агентства во Франции Полковника графа А. А. Игнатьева. Алексей Алексеевич и его офицеры были на месте. Полковник подробно расспросил лётчиков о состоянии фронтовой авиации в России. Поинтересовался впечатлениями о французских авиашколах. Присутствующему при разговоре руководителю стажёров Полковнику Генерального штаба Л. П. Дюсиметьеву, видимо, не по душе пришлись откровенные ответы офицеров, и он пытался вмешаться в разговор, но Игнатьев прервал его:

- Ваша точка зрения, Лев Павлович, мне известна. И вряд ли она изменится. Так что разрешите поинтересоваться и мнением наших лётчиков - истребителей.

В конце беседы Полковник сообщил пилотам, что они будут стажироваться в составе 3-й эскадрильи 12-й группы воздушного боя - знаменитых "Аистов".

Лётчики пробыли у "Аистов" около 20 дней. Из них часть отобрала нелётная погода. Хотя времени было мало, Орлов сбил 2 самолёта противника. Как правило, вражеские пилоты старались уходить при встрече с его машиной, имеющей опознавательный знак на борту - голову орла. Отличился и Крутень, одержавший 3 победы. Кроме воздушных боёв, они участвовали в барражировании, выполняли разведывательные полёты и штурмовали вражеские позиции. О штурмовке один из пилотов "Аистов" говорил так: "Противник не должен забывать, что он находится на войне".

За несколько дней до отъезда из группы друзей вызвали в штаб армии. К их приезду на поле была построена рота стрелков в лихо сдвинутых набок тёмно - синих беретах. Лётчиков пригласили стать перед фронтом и знаменем.

Командующий армией обнажил палаш, подойдя к Штабс - Капитану Е. Крутеню ( по традиции посвящения в кавалеры ордена ), приложил его сперва к правому, потом к левому плечу офицера. После чего с помощью адъютанта приколол Военный крест к груди лётчика. Пожав ему руку, он дважды обнял награждённого. Точно такая же процедура была проделана с Подпоручиком И. Орловым. Во время этой торжественной церемонии оркестр исполнил сигнал военного салюта.

Затем старый Генерал предложил виновникам торжества стать рядом с ним на один шаг впереди. Тем временем стрелки перестроились для прохождения церемониальным маршем перед новыми кавалерами Военного креста - высшего боевого ордена Франции.

Пришло время расставания с "Аистами". После обстоятельного доклада в Париже Полковнику Игнатьеву лётчики отбыли в Англию уже знакомым маршрутом Булонь - Фолкестон - Лондон.

В Лондоне русскими авиаторами занялся командир Королевского корпуса лётчиков Майор Рис, человек интересный и опытный. С ним они побывали на авиазаводе в Фарнборо, выполняющем главным образом экспериментальные работы, в учебном отряде подготовки пилотов для полётов ночью, двух истребительных отрядах защиты Лондона и двух лётных школах. После чего пилоты выехали в Ливерпуль, где пересели на грузовой транспорт, направляющийся в Россию. На лондонском вокзале Майор Риз вручил Орлову и Крутеню подарки - свою книгу "Воздушная борьба", представлявшую тогда значительный интерес.

*   *   *

В Марте 1917 года, по возвращении из командировки, Орлов обобщил свой опыт в работе "Приёмы ведения воздушного боя", в которой описал некоторые способы воздушного боя, применяемого французскими асами. К примеру, он рекомендовал следующие приёмы. Первый: пикировать со стороны солнца перпендикулярно полёту вражеского самолёта, нырнуть под него, начать петлю и кончить её переворотом на крыло, с выравниванием под неприятельским аэропланом в непосредственной близости от него. При втором способе лётчик опускается к неприятелю с хвоста, делая все время зигзаги, пока не займёт нужного положения под хвостом противника:

"Находясь под неприятельским аппаратом, надо установить газ так, чтобы лететь немного тише неприятельского и, выбрав момент, нырнуть, после чего опять приподняться, теряя скорость, и выпустить обойму. Вышеозначенный способ атаки верный и менее опасный, но требует от лётчика большой точности и знания фигурных полётов. Мне его рекомендовали Гинемер и Эрто. И я его удачно опробовал 25 Июля 1916 года, сбив неприятельский аппарат около Руа. Мне также приходилось выходить из боя, спасаясь от двух "Гальберштадтов", причём это удалось, лишь делая штопор".

Вспомнить, видимо, ему пришлось добрым словом Константина Арцеулова, превратившего штопор из бича всех авиаторов в обычную фигуру высшего пилотажа.

Рукопись была подготовлена к публикации в типографии Киевского Военного округа, но обстановка того времени помешала ей увидеть свет. Однако слух о ней разнёсся быстро, и она разошлась в машинописных копиях почти по всем авиаотрядам Юго - Западного фронта. Работа имела успех.

После возвращения в Россию, с Апреля 1917 года, Иван Орлов снова командует 7-м отрядом истребителей, перевооружённым на новые машины - "Ньюпор-17". И вновь он ведёт воздушные бои.

И.А.Орлов

Но долго летать на "Ньюпоре" ему не пришлось: спустя 2 дня отважный пилот улетел в вечность...

"...Подпоручик Орлов на самолёте "Ньюпор-17" 30 Июня 1917 года на высоте 3000 метров вступил в бой с двумя аппаратами противника. После непродолжительного боя самолёт Орлова был сбит и упал недалеко от города Козова. Тело лётчика Орлова отправлено для предания земле в Царское Село.  Авиадив 7. Капитан Вальницкий".

На его счету, к тому времени, значилось 7 воздушных побед  ( из них 4 - одержанных официально ).

Возврат

Н а з а д

Сантехника для ванной комнаты и душа. Ванны гидромассажные акриловые стальная ванна раковины.

Поделиться с друзьями:


Главная | Новости | Авиафорум | Военные самолёты | Статьи | О сайте | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz