ТУЗЫ НА ПЕРКАЛИ.
Эмблемы и опознавательные знаки русских истребителей
в эпоху Первой Мировой войны.

Смотр 1-й БАГ

Одним из расхожих мифов, навеянных журналистскими и кинематографическими штампами, является представление о том, что обязательным атрибутом каждого лётчика - аса должен быть его устрашающе размалёванный самолёт, призванный одним только своим видом повергать противника в бегство. Авторы подобных утверждений просто перепутали следствие и причину этого явления. Действительно, с появлением в небе первых истребителей количество красочных отличий и различных эмблем на самолётах всех воюющих сторон стало резко увеличиваться. Но основная причина заключалась не столько в желании лётчиков - истребителей выделиться из общей массы прочих авиаторов, сколько в отсутствии у них современных средств коммуникации.

Пилотов времён Первой Мировой войны в этом вопросе можно сравнить с моряками эпохи парусного флота. И те и другие могли использовать в основном средства зрительной связи. Только вместо морского семафора лётчики применяли цветные сигнальные ракеты, а также передавали информацию при помощи различных эволюций своего самолёта в воздухе, причём для визуального определения вместо флагов служили яркие отличительные знаки и эмблемы, наносившиеся на их аппараты. Если экипажи линейных машин ещё довольно долго могли выполнять свои задания в одиночку, то истребителям, вскоре по тактическим соображениям сведённым в группы, возможность быстрого и точного опознавания в воздухе была необходима как воздух для дыхания.

Фарман-21

Яркая окраска их аэропланов играла немаловажную роль и в вопросе подтверждения воздушных побед наземными войсками. Что же касается приёмов психологического воздействия на противника, то не стоит забывать о том, что в кабинах вражеских истребителей тоже сидели парни "не робкого десятка". Любая необычная деталь вроде яркого рисунка или окрашенной в контрастирующий с прочими цвет части конструкции планера аппарата, как правило, гарантировала лётчику повышенный интерес к его персоне с их стороны.

Внешний вид отечественных военных самолётов был подробно регламентирован специальной инструкцией начальника Генерального штаба ещё до начала войны, в Апреле 1914 года. Каждое воздушное средство должно было нести в носовой части Государственный герб - чёрного двухглавого орла. На нижние поверхности крыльев наносились концентрические круги национальных цветов  ( у военных самолетов ) и треугольники  ( у гражданских ). На фюзеляжи военных самолётов наносились номера роты и отряда, а на руле направления ставился номер аппарата. Морским самолётам предписывалось в мирное время наносить на нижние поверхности крыльев изображения Андреевского флага, сменявшиеся в военное время на круги национальных цветов. Дирижабли и аэростаты должны были нести специальный флаг воздухоплавательных частей.

Внешность русских самолётов в течение первых лет войны кардинально не изменялась. Постепенно с вытеснением аппаратов с толкающим винтом практически исчезло изображение Государственного герба, на одномоторных аппаратах тянущей схемы его просто негде было разместить, зато количество кокард  ( кругов национальных цветов ) на планере аппарата значительно прибавилось в числе. Их теперь наносили не только на нижние, но и на верхние поверхности крыльев, а также на фюзеляж и хвостовое оперение. В некоторых частях, например, "Эскадре воздушных кораблей", наряду с кокардами сохранились и треугольные вымпелы национальных цветов.

Лётчик 2-го Гренадёрского отряда у Ньюпора-21

Свою лепту в разнообразие опознавательных знаков государственной принадлежности вносили и союзники. Самолёты, прибывавшие в Россию из Франции, хотя в основной массе и несли опознавательные эмблемы цветов, расположение которых соответствовало русскому национальному флагу, но нанесены они были по правилам, принятым во французской авиации.

В качестве отличий подразделений и соединений продолжали использовать и различные буквенно - цифровые сочетания, часто повторявшие шифровки частей на погонах мундиров авиаторов. Красочным рисункам или каким - нибудь другим ярким отличиям в этой системе просто не было места, и если они иногда и встречались, то это было не более чем исключение из общего правила.

Яркие красочные эмблемы, тем не менее, всё же возникли в массовом количестве в русской авиации. Впервые они появились на самолётах фронтовых Боевых авиационных групп весной 1917 года. Их пилотам, выполнявшим боевые задачи в воздухе совместно со своими коллегами, просто необходимо было иметь надёжные средства быстрой идентификации друг друга. Первыми отличительные знаки завели у себя отряды 1-й Боевой группы А. А. Казакова. Наиболее известен "белый череп" - эмблема 19-го корпусного отряда, ставшая своеобразной "визитной карточкой" этого соединения.

Аэродром 1-й БАГ

Издревле голова нашего прародителя Адама, лежавшая, согласно библейской легенде, у подножия Голгофы  ( холма, на вершине которого был распят Иисус Христос ), символизировала у христиан победу человеческого духа над телесной смертью. Неудивительно, что этот мрачный знак выбрали себе в отличие народившиеся в ходе войны различные ударные части, по обеим сторонам линии фронта. Остался верен "Адамовой голове" и Александр Казаков. Став командиром группы, он продолжал летать с эмблемой своего старого отряда, сменив её цвета с позитивных на негативные.

4-й корпусной отряд выбрал себе в качестве отличия красный цвет знамён Февральской революции, добавив к нему в качестве символа белую шестиконечную звезду. Чёрный пиковый туз был отличием 2-го отряда, хотя по иронии судьбы ни одного пилота, имевшего право претендовать на статус аса, в нем так и не нашлось.

В отличие от Первой Боевой группы, помещавшей свои эмблемы на рулях поворота, во Второй отличительные знаки её подразделений было принято наносить во французской манере на борта фюзеляжей аппаратов. Её командир Евграф Крутень получил прозвище "русский витязь" - за то, что выбрал в качестве эмблемы рисунок головы былинного богатыря. Индейский воин, украшенный боевым нарядом из орлиных перьев, стал знаком 3-го корпусного. "Семёрка" выбрала в качестве отличия хищный профиль орлиной головы, а у машин 8-го отряда на фюзеляжах красовался туз червей.

Аэродром 3-й БАГ

Третья и Четвертая Боевые группы предпочли красочным эмблемам более скромную, но не менее эффективную систему отличий в геометрическом стиле. В Августе 1917 года инспектор авиации рапортовал об "опознавательных знаках авиагруппы Западного фронта". Первый корпусной отряд имел в качестве отличительного знака "одну полосу поперёк фюзеляжа". Одиннадцатый - "две опоясывающие ленты чёрного цвета, одна из которых заменяется красной", причём дополнительно сообщалось, что "на головном самолёте особый знак  ( треугольник, туз пик )". У 22-го корпусного - "особые знаки: голова лошади и тому подобное". Как отличались командирские машины Третьей Боевой группы - не известно, хотя, возможно, что в телеграмму вкралась ошибка, и строки об особом знаке на головном самолёте могут относиться к самолётам управления группы.

О системе отличительных знаков отрядов Четвертой группы сохранилось больше всего документальных источников, включая "Правила, соблюдение которых обязательно как для корректирующих аппаратов, так и для охраняющих", составленные её командиром - военлётом капитаном Кульвинским. Согласно приказам по группе на основании Июльских отрядных рапортов значилось, что "опознавательным наружным признаком аппаратов 5 А.О.И. служит чёрный пояс на фюзеляже"; "аппараты 13 А.О.И. вверенной мне группы имеют следующие наружные отличительные знаки: концы верхних планов по длине элеронов как вверху, так и внизу выкрашены в чёрный цвет; круги национальных цветов сохраняются"; "опознавательным наружным признаком аппаратов 15 А.О.И. служит чёрная окраска руля поворота с белым кругом по середине".

Ходынка, 1918.

Как должны были выглядеть отличительные знаки самолётов управления группы и 14-го истребительного - документы не сообщают. Не найдено пока и снимков, относящихся ко времени Первой Мировой войны, запечатлевших самолёты этой группы с описанными отличиями. Но на сохранившихся фотографиях времён Гражданской войны запечатлён один довольно интересный факт. Осенью 1919 года на Западном фронте случилось вполне заурядное событие: дезертировали два красвоенлёта из 44-го разведотряда РККА. Бывшие прапорщики Русской Императорской Армии Иван Попов и Пётр Бакланов перелетели на своих самолётах на польскую территорию.

Снимки "Ньюпора" Попова обычно привлекают всеобщее внимание изображением томной нагой красотки, но никто из исследователей не обратил своего внимания на необычную окраску - белым цветом - частей планера этой машины. А она почти в точности соответствует имеющимся данным об отрядных отличиях бывшей Четвертой БАГ. Смею предположить, что, возможно, эта машина первоначально могла предназначаться для управления последней, и тогда, взглянув на неё ещё раз, можно утверждать, что наружным признаком аппаратов 14-го истребительного должна была служить окраска горизонтального стабилизатора и колпаков колёс шасси.

Ньюпор-24 Попова и Ньюпор-11 Михайлова

Вслед за группами эмблемы и отличительные знаки стали появляться и в отдельных истребительных отрядах. Первым в этом списке стал 7-й: осенью на хвостах его аппаратов нарисовали геральдические щиты, на чёрном поле которых пилоты иногда помещали свои личные эмблемы. Эта мода пришла в отряд, скорее всего, с его новым командиром Тадеушем Гроховальским, служившем до перевода во 2-м корпусном отряде Первой БАГ. Свои отличительные знаки, скорее всего, стали бы заводить и прочие истребительные отряды. Но... Октябрьский переворот и последовавший за ним развал Русской Императорской Армии, казалось бы, нанесли смертельный удар отечественной авиации. Однако не прошло и года, как она возродилась, теперь уже в рядах Красной Армии. На месте былых Боевых групп теперь были истребительные дивизионы, во многом сохранившие традиции своих предшественников, включая и их первоначальную символику.

Фактически остались неизменными эмблемы отрядов 2-го истребительного дивизиона, сменивших только свои названия и номера  ( 3-корпусной стал 4-м истребительным, 7-й - 5-м, а 8-й - 6-м ). Но наибольший интерес вызывают знаки отрядов 4-го истребительного дивизиона. Из прежних отрядов старой группы в нём остался только один 15-й истребительный, сменивший свой номер на 10-й.

Кибасов у своего Ньюпора.

5-й истребительный пошёл на воссоздание погибшей в Галиции Первой БАГ. Теперь он был 3-м истребительным отрядом 1-го истребительного дивизиона, а старые 13-й и 14-й отряды расформированы. В группу  ( впоследствии переименованную в дивизион ) были влиты также 11-й и 12-й истребительные отряды. Вновь сформированным оказался только 13-й отряд, сменивший впоследствии свою "чёртову дюжину" на более безопасный номер - 14. За время Гражданской войны не раз попадавшие в объектив фотографа самолёты этого дивизиона демонстрировали чёткую систему отрядных различий, причём эмблема 10-го истребительного осталась неизменной с тех ещё времён, когда он был ещё 15-м отрядом прежней Четвертой БАГ. Это наводит на определённые размышления. Вполне возможно, что отличительные знаки 11-го и 12-го истребительных отрядов также могли появиться ещё в эпоху Первой Мировой войны, и только отсутствие соответствующих источников не позволяет утверждать это с полной уверенностью.

Что же касается личных эмблем и знаков пилотов, трудно описать в небольшой заметке всё их многообразие. Можно лишь отметить одно обстоятельство: что иногда они попадали в Россию вместе с поставленной авиационной техникой.

Автор статьи - Борис Степанов.

*     *     *

( Из материалов книги "Летающие тузы.   Российские асы Первой Мировой войны".
Издательство: ГИЦ "Новое культурное пространство", Санкт - Петербург, 2006 год.
Авторы текстов: Д. Митюрин, Ю. Медведько, А. Лойко, Б. Степанов  ( редактор ).


Возврат

Н а з а д

Гидроизоляция подробности здесь.


Главная | Новости | Авиафорум | Немного о данном сайте | Контакты | Источники | Ссылки

         © 2000-2014 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz