Красные соколы

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ. СОВЕТСКИЕ ЛЁТЧИКИ 1936-1953

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш-Щ
Э-Ю-Я
лучшие истребители лётчики-штурмовики женщины-летчицы
Нормандия-Нёман асы Первой мировой снайперы ВОВ

Северский Александр Николаевич

А.Н.Северский

Александр Прокофьев - Северский родился 24 Мая 1894 года в Тифлисе  ( Грузия ), в семье потомственных дворян. Предки его были военными, и только отец изменил этой традиции, посвятив свою жизнь искусству и став известным в Петербурге певцом оперетты, режиссером и владельцем театра  ( Северский - его сценический псевдоним ). Сыну он решил дать военное образование. Александр был зачислен в Морской кадетский корпус. После в звании юнкера, во 2-м Балтийском экипаже, плавал на канонерской лодке "Бобр". В Декабре 1914 года получил чин мичмана.

Но карьера моряка молодого человека мало интересовала. Он мечтал стать военным лётчиком. Интерес к авиации пробудился в нем с юношеских лет под влиянием отца, который к тому же являлся одним из первых лётчиков - любителей. Вскоре Александру представилась возможность осуществить мечту. В 1914 - 1915 годах в России при Военно - Морском флоте начали создавать авиационные группы, предназначенные для морской разведки и совместных действий с кораблями. Среди молодых моряков, направленных в авиационную школу для подготовки лётчиков морской авиации был и мичман Северский.

Летать он учился в офицерской школе авиации Отдела воздушного флота в Севастополе на биплане "Фарман-4". Всего после 6,5 минут полётов с инструктором, 1 Мая 1915 года Александр совершил свой первый самостоятельный полёт. Однако характер он имел горячий и свободолюбивый. И вот за умышленное неисполнение приказания был отчислен...

Доучивался уже на Балтике, на станциях морской авиации. 2 Июля 1915 года сдал экзамен и получил звание "Морской лётчик"  ( пилотский диплом № 337 ). Лётная служба Александра началась на базе гидросамолётов Кильконда  ( остров Эзель у входа в Рижский залив, командир отряда Лейтенант В. Литвинов ). Выполнял разведывательные полёты на двухместной летающей лодке FBA французского производства. 6 Июля 1915 года при посадке самолёта, на котором Прокофьев - Северский летал на разведку и бомбардировку немецких кораблей, внезапно взорвалась имевшаяся на борту 10-фунтовая бомба. Лётчик был тяжело ранен, а механик самолёта Блинов  ( который держал на коленях ту самую бомбу ), погиб. Опасаясь гангрены, врачи хотели почти полностью ампутировать Александру изувеченную взрывом правую ногу, но, вняв просьбам лётчика, не желавшего расставаться с мыслью о полётах, решили пойти на риск и ограничились ампутацией ноги чуть ниже колена.

Летающая лодка FBA

После операции он начал усиленно тренироваться ходить сначала на костылях, а потом без костылей, с деревянным протезом ноги. Сильная воля, вера в себя и хорошая спортивная подготовка сделали чудо: со временем он смог не только отлично летать, но и научился играть в гольф, бадминтон, кататься на коньках, танцевать, плавать на большие расстояния.

В начале 1916 года Северский приступил к службе на петербургском заводе 1-го Российского товарищества воздухоплавания в качестве наблюдателя за постройкой и испытанием гидросамолётов, предназначенных для авиации Балтийского моря. В этот период начал пробуждаться его конструкторский талант. Первые технические идеи были направлены на улучшение боевых качеств гидросамолётов. Он предлагал усилить вооружение "летающих лодок", высказывался за подвижную установку пулемётов, применение бронеплит для защиты экипажа.

Но изобретательская деятельность не давала ему полного удовлетворения. Северский был убеждён, что, несмотря на протез, он может и должен летать. Чтобы доказать это, он без разрешения выполнил полет на новом типе самолёта. Причём, это был не просто полёт: среди бела дня, при честном народе, мичман Прокофьев на летающей лодке М-9 пролетел под самой серединой Николаевского моста... При этом он сумел не только вписаться между водой, настилом и опорами, но и успел счастливо разминуться - буквально в нескольких дюймах ! - со встречным речным трамваем. К счастью, его пассажиры отделались лишь лёгким испугом...

Налицо был факт вопиющего безобразия, но... начальник Воздушных сил Балтфлота Контр - Адмирал А. И. Непенин решил не губить карьеру талантливого пилота. Он отправил соответствующий доклад на Высочайшее имя, в котором особо подчеркнул необычайные мужество и силу воли Александра Прокофьева. Большой абзац посвятил его выдающимся лётным талантам и в конце с деликатной настойчивостью воспросил: а нельзя ли дать сему мичману Высочайшее разрешение на боевые полёты ?  Доклад вернулся с резолюцией царя: "Читал. Восхищён. Пусть летает. НИКОЛАЙ".

В знак восхищения перед отвагой и волей пилота - инвалида царь Николай II специальным решением простил дисциплинарный проступок и разрешил Северскому вернуться к лётной службе. И уже весной 1916 года, в составе большой группы "летающих лодок", Александр отправился из Петрограда на фронт. Впервые машины ушли туда своим ходом прямо с завода. Северского назначили на 2-ю станцию авиации Балтийского моря.

Первого своего немца Прокофьев "завалил" в Августе 1916 года, когда на М-9 он участвовал в ночном налете на базу немецкой гидроавиации  ( озеро Ангерн в районе Риги ). На обратном пути тройку "девяток" атаковали немцы. Бой продолжался более часа. Два самолёта противника были подбиты. На базу Александр привёз 28 пулевых пробоин и окрепшую вепу в свои силы. Следующую победу Прокофьев поделил с Лейтенантом Дитерихсом, а третьего "жука"  ( так они называли немецкие самолёты "Альбатрос", поставленные на поплавки ) прикончил самостоятельно осенью 1916 года - внезапным ударом со стороны солнца, когда немец уже "повис" на хвосте Лейтенанта Левицкого  ( у которого заклинило пулемёт ).

За спасение командира в бою Прокофьев был произведён в Лейтенанты и получил от командующего флотом Балтийского моря почётное Георгиевское оружие - золотой корик с надписью "За храбрость".

Александр долго хранил потом раскрашенную фотографию: в центре кадра Лейтенант Прокофьев с рукой на чёрной касынке  ( лёгкое ранение ). Рядом - Яшка:  ( плюшевая обезьянка - его талисман, подаренный невестой ) потрёпанный во многих полётах и чуть облысевший. На груди обезьянки - картонная медаль на георгиевской оранжево - чёрной ленте, а левая лапка тоже на косыночке. На обороте карточки было написано: "Мы воюем"...

С началом активной лётной работы тяга к конструкторской деятельности не угасла. В перерывах между полётами Александр занимался усовершенствованием самолёта, стараясь сделать его максимально удобным для пилотирования. Чтобы уменьшить нагрузку на протез при управлении он разработал конструкцию балансирного руля направления, а затем и балансирных элеронов, сконструировал регулируемые педали, позволявшие изменять расстояние между сидением лётчика и блоком управления в кабине. Большой заслугой Северского явилось создание им зимой 1916 - 1917 годов лыжного шасси для "летающих лодок" Григоровича, что позволило использовать гидроавиацию на Балтике и в зимние месяцы, когда вода покрывалась льдом.

'Ньюпор-11 А.Н.Северского'

Осенью 1916 года Лейтенант Прокофьев получил под начальство всю истребительную авиацию Балтийского флота - 6  ( целых шесть ! ) аппаратов типа "Ньюпор", которые базировались на "воздушной станции" Кильконд острова Эзель. За зиму Александр и его товарищи спустили с неда ещё несколько "жуков". А в Феврале 1917 года грянула "великая и бескровная", которая за считанные недели превратила великую армию в митингующую толпу, к боевым действиям уже не прегодну... Но "Ньюпоры" Прокофьева по - прежнему висели над Рижским заливом, обеспечивая флоту воздушную "крышу".

Весной 1917 года Александр ехал по улицам Петрограда на мотоцикле. Неожиданно его сбил грузовик, раздробил протез и сильно ушиб здоровую ногу. Но после лечения он вновь вернулся на фронт, служил в составе истребительной морской авиации, летая на "Ньюпоре"  ( рисунок слева ). В одном из воздушных боёв его ранило в руку, но он продолжал атаковать и сбил немецкий "Альбатрос".

29 Сентября 1917 года немецкий флот двинулся в теснины Моонзундских проливов, имея целью проломиться к Петрограду... "Фоккеры" с "Альбатросами" густо сыпали бомбы на батареи полуострова Сворбе. Русские гидросамолёты спешно перебазировались в Аренсбург, за ними готовился лететь и Прокофьев со своими "Ньюпорами"... Но тут по телефонному проводу с полуострова Сворбе донесло не просьбу - молитву:

- Прокофьев !  Саша !  Не улетай. А то ведь нас тут совсем заклюют...

Начальник Воздушной дивизии телефонировал Александру: "Приказать не могу. Но если хочешь сам - останься..."

Прокофьев остался. С ним остался мичман Сафонов  ( ещё, кажется, никогда в жизни не брившийся ). Моторы "Гном" разбрасывали копоть и горячую касторку, внешностью пилоты походили на негров, лишь защитные очки сохраняли вокруг глаз светлые круги. Стартовали между разбитых ангаров, между сгорающих свечками офицерских коттеджей... Лицо Сафонова перекашивал нервный тик, но сам он был бодр и даже весел.

- Во, "гансы" - то налетели... Только сшибай !

- Вот и сшибай, - говорил ему Прокофьев.

Каждый день офицеры вгоняли в землю "жука" или "Фоккера". Бывало, что и двух. А то и трёх !  Лейтенант Прокофьев атаковал неприятеля стремительным ударом сверху - сзади, целя точно по германскому пилоту.

- Так экономнее, - говорил он. - Расход патронов минимальный.

А немецкие радисты уже стучали в эфир: "Внимание !  Над Эзелем - русские асы"... Кстати, об асах. По сложившейся у союзников традиции асом считался пилот, уничтоживший не менее 5 неприятельских аппаратов. За время моонзундских боёв Лейтенант Прокофьев и мичман Сафонов перевалили эту норму...

- Если я вижу неприятеля, - говорил Прокофьев, - то ему меня уже не сбить... А первым я его увижу всегда.

Прокофьева не сбили. Он упал сам. Вечером 1 Октября, когда снаряды с немецких кораблей стали рваться на аэродроме, Александр с напарником сумели под градом осколков подняться в воздух и взяли курс на материк. Внезапно на машине Северского отказал мотор, пилот приземлился на занятой противником территории. Он уничтожил самолёт, сняв с него вооружение. С пулемётом, пешком  ( ! ) отправился к своим.

Может ли инвалид на протезе пройти самостоятельно более 30 вёрст ?  И не по гладкой дороге, а по запутанным эзельским тропкам и просёлкам ?.. Оказывается, может !  Вечером на Ориссарской дамбе матросы увидели человека более чем странного: на голове - чёрный вязанный шлем, лицо - серое от непомерной усталости, на плече "Льюис", а из - за отворота кожанной куртки выглядывает плюшевая обезьянка.

- Это что за зверь у тебя ? - полюбопытствовал моряк с эмблемой "батальона смерти".

- Это мой талисман. Зовут его Яшка, - был ответ.

Значит ты Лейтенант Прокофьев... Эй, братва !  Пропусти нашего лётчика.

С острова Моон Александра подхватил дозорный эсминец, к утру он был уже в Ревеле, там опробовал новый аэроплан... А в середине дня сбил над Эзелем очередного немца... К исходу боёв за Моонзунд Александр Николаевич Прокофьев был уже Старшим лейтенантом и кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени...

К моменту Октябрьской революции 1917 года Александр Прокофьев - Северский стал одним из самых известных лётчиков - асов в России. Он налетал 1600 часов, участвовал в 57 воздушных боях, одержал 13 побед, имел множество боевых наград, в том числе почётное Золотое оружие и орден Святого Георгия, вручённый лично главой Временного правительства - А. Керенским. Был награждён специальной наградой за ценные изобретения в области морской авиации. Он обладал званием командующего истребительной авиацией Балтийского флота, имел должность технического консультанта при Адмиралтействе. А было ему, в ту пору, всего - то 23 года !

В Сентябре 1917 года Северскому предложили место помощника атташе по делам Военно - морского флота в русском посольстве в США. Тогда он отказался от этого предложения, оставшись, по просьбе командования, на фронте. Но после захвата власти большевиками, и последовавшего за тем разложения в авиации и на флоте решил воспользоваться этой возможностью, чтобы навсегда покинуть страну. Одной из причин, побудивших его к эмиграции, была невозможность продолжать сражаться с немцами.

Заручившись мандатом с подписью В. И. Ленина, по железной дороге он отправился через Сибирь в США. Однажды поезд был остановлен отрядом красноармейцев, командир которых приказал расстрелять Прокофьева - Северского и несколько других пассажиров как представителей высшего сословия. Но один из моряков отряда заметил сквозь прорванную штанину протез и узнал одноногого лётчика. Он рассказал, что во время войны служил на Балтике, а Северский однажды спас ему жизнь - отогнал немецкий бомбардировщик, атаковавший их корабль. Александра отпустили. Протез сослужил ему службу еще и как тайник, в котором он вывез из России деньги и большинство своих наград...

Возврат

Н а з а д


Поделиться с друзьями:


Главная | Новости | Авиафорум | Военные самолёты | Статьи | О сайте | Источники | Ссылки

         © 2000-2015 Красные Соколы
При копировании материалов сайта, активная ссылка на источник обязательна.

Hosted by uCoz